Добрый день!
Поделитесь своей новостью и мы с радостью
опубликуем ее!
Авторизация
Чтобы писать комментарии, вы должны залогиниться.
Зайдите через любую из соцсетей, которой вы
пользуетесь.
 
11 °C61.4072.00
АИ-92 43,00 АИ-95 44,00
Отправка сообщения об ошибке

Питерский режиссер поставил в Кировском драмтеатре прозу Платонова

05 декабря 2015
30
Питерский режиссер поставил в Кировском драмтеатре прозу Платонова
Источник фото: -

3 декабря в Кировском драматическом театре состоялась премьера спектакля «Божье дерево» по рассказам Андрея Платонова.

Петербургский режиссер Антон Оконешников поставил спектакль-размышление-рассказ-миф-предание о войне как катастрофе для человека.

В самом начале спектакля происходит знакомство с главным действующим лицом – с самим театром. Артисты переодеваются в армейскую форму и их представляют зрителю – как актеров и как их героев. Это перевоплощение имплицирует мысль о том, что театр может лишь приблизиться к глобальной теме войны, создать ее условный образ. И тут же на глазах у зрителя появляется этот условный мир: уже вжившиеся в образы актеры встают в строй, их имена озвучиваются, как имена погибших друзей на фотографии: «слева – мать Степана Трофимова, рядом с ней – командир…».

И далее весь спектакль строится на условности происходящего, на трансформации одного мира в другой, одного героя – в противоположного, на их диалектичной связи. Частные истории, сюжетные линии лишь лессируют универсальные смыслы.

Чтобы подчеркнуть неуместность войны, ее противоестественность человеку, органично связанному с природой, который должен идти убивать, роль главного героя Степана Трофимова исполняет девушка (артистка Марианна Узун). Хрупкая, нежная и изящная Марианна, прекрасно исполняющая роль самоуверенного юноши, ярко контрастирует с привычным образом воина.

Образ платоновского божьего дерева также условно присутствует на протяжении всего спектакля: ведь в фольклоре символ дерева традиционно аккумулировал всю полноту представлений народа о жизни, дерево является универсальным знаком человека, народа, крестьянской цивилизации, мира. Образ дерева наделен материнскими чертами и функциями, что характерно для древних мифологических верований. Однако платоновская способность дерева хранить жизнь каждого своего ребенка-листа, не жертвуя индивидуальным ради целого, выходит за пределы древних языческих представлений в христианское мировоззрение. Образ матери-земли-дерева прекрасно воплотила в спектакле заслуженная артистка РФ Галина Мельник. В роли матери Трофима она не произносит ни одной реплики, только поет колыбельную сыну и провожает его взглядом. Но в ее лице, в ее слезах – участь всех матерей.

Тема двуликости войны: конкретной – Отечественной войны как исторического события, и вечной войны: борьбы жизни и смерти, живого начала и убийства, определила идейно-художественное своеобразие спектакля. Героями жизни выступают растения (божье дерево с синими листьями), «рождающая» земля и человек, который одерживает духовную победу над смертью во множестве ее личин: страха, эгоизма, равнодушия, озверения, отчаяния, наконец, врага.

Множественность главного героя в спектакле (Степан – младенец, которого мать качает на руках, Степан-солдат и уже умерший, просматривающий ленту своей жизни, Трофимов), сращивание и наложение настоящего и прошлого времен дает мифологическую модель «вечного возвращения». Степан (артист Сергей Пахомов), который наблюдает за собой со стороны и ведет рассказ Платонова – настоящий и искренний, он уже не тот мальчишка-герой, которого играет Марианна Узун, он перешел границу человеческого, границу исполняемой людьми роли, он с всеобщей любовью и скорбью собирает камешки-души умерших.

Архетип врага – смерти, воплотил на сцене артист Владимир Жданов. Его роль – та же условность, двойственность, перевоплощение нормального, человеческого в смертоносное и губительное. Герой Жданова – уставший от допросов немецкий офицер, обыденно попивающий чай, вмиг превращается в убийцу, для чего ему даже не нужен револьвер – подойдет подстаканник, который только что по-домашнему оберегал руки от горячего стакана.

Вторая часть спектакля, основанная на рассказе Платонова «Добрый Кузя», как и первая, базируется на трансформациях, перерождениях одного героя в другого.

В юродивом Кузе (артист Александр Кириков) – философское понимание возвращения к истокам, его образ ставит под сомнение диктатуру разума. По трагическому парадоксу именно разум, долженствующий открыть человеку путь к истине, является преградой, которая отделяет человека от матери-природы, оставляя в мучительном сознании беспомощного одиночества. «Одухотворенный» Кузя не умирает, а уходит в смерть как в другую, высшую жизнь. Тема смерти переосмысливается как преображение, открытие-обретение. «Двойник» Кузи – уполномоченный сельсовета Шумаков (артист Вячеслав Лысенков) тщетно «томился одной мыслью – тайной победы». Тайна была недоступна разуму, он постиг ее, лишь когда «Кузькой стал». Юродивый уводит его в свой этический и нравственный мир. Актер смог прекрасно передать этот надрыв в переломный момент личности героя. Елена Шевелева, сыгравшая в спектакле жену Шумакова, точно попала в образ русской женщины. Ее роль во второй части спектакля, как проектор: зритель будто смотрит на действие глазами ее героини.

Музыкальное оформление спектакля – еще один плюс премьеры. Фольклор вскрывает глубинные смыслы народа, минуя сознание проникает в зрителей – многие из них позже признавались, что колыбельная в исполнении Галины Мельник вводила в состояние транса, а финальный трек народной песни звучал в душе еще очень долго.

Нашли ошибку в статье?
Выделите текст и нажмите
Ctrl+Enter, чтобы рассказать нам